Ответы и объяснения

2012-05-11T19:02:04+04:00

 Голгофа: Иоанн против Синоптиков.

Известен тот факт, что события жизни и деятельности Христа излагаются в 4-х Евангелиях, 3 из которых написаны Марком, Матфеем, Лукой, а 4-е - Иоанном. Проблема заключается в том, что описания Иоанна во многих моментах не совпадают с описанием Синоптиков, и подобное несовпадение или даже противоречие достигает своего апогея в сцене на Голгофе. 

Мнение К. Еськова: 
Расхождения начинаются с характерной "мелочи". Иоанн с уверенностью свидетельствует: "Неся крест Свой, Он взошел на место, называемое Лобное, по-еврейски Голгофа" (Ин 19:17). Синоптики же в один голос утверждают, что крест Спасителя нес некий Симон-Киринеянин, причем сообщают об этом человеке вполне проверяемые биографические данные - "отец Александров и Руфов" (например, Мр 15:21). Тут уже не воспаришь к специфике "Слова-Логоса" и не вывернешься казуистикой типа: "оба правы, но каждый по-своему"; надо отвечать честно - кто перепутал? 


Вместе с тем, Иоанн описывает беседу с умирающим учителем, также в его описании присутствует мать Христа. И опять же у Синоптиков нет упоминания ни о матери, ни о любимом ученике Христа.

К. Еськов задает себе такой вопрос: 

Человек, распятый между двумя разбойниками в полдень четырнадцатого числа весеннего месяца нисана - был ли он в действительности тем же самым, что шестью днями ранее въехал в Иерусалим под клики "осанна"? 

И тут же дает на него ответ:

Если отраженный Иоанном разговор с матерью и учеником действительно имел место - то да, несомненно. А вот если на Голгофе не происходило ничего сверх того, что с такой скрупулезностью описано Синоптиками, то извините: на среднем кресте мог висеть кто угодно. Может быть, такой же разбойник, как и два других; может быть - партизан-зелот. Достаточно лишь допустить, что римские власти пожелали, в собственных интересах, усилить позиции возглавляемой Иисусом секты, а он вступил с ними в сделку ("цель оправдывает средства") - и во всей истории с воскресением практически не останется темных мест. Тогда, кстати, становится понятной роль эпизода с облачением Иисуса в багряницу (красный военный плащ) - после суда, но до бичевания и восхождения на Голгофу (например, Мр 15:7-20). В одежду, снятую с Иисуса, нарядили после бичевания другого человека - того, которому и предстояло занять место на среднем кресте.



Но если остановиться на этой версии, то Иисус лишается права на "презумпцию честности", которой автор изначально наделил всех участников этой истории. Итак, выходит, что Синоптики описывали то, что видели, а Иоанн, писавший несколько позже свою версию жизнеописания Христа - "подкорректировал" некоторые события, придавая образу Христа реалистичность.

2012-05-11T19:30:42+04:00

 Голгофа: Иоанн против Синоптиков.

Известен тот факт, что события жизни и деятельности Христа излагаются в 4-х Евангелиях, 3 из которых написаны Марком, Матфеем, Лукой, а 4-е - Иоанном. Проблема заключается в том, что описания Иоанна во многих моментах не совпадают с описанием Синоптиков, и подобное несовпадение или даже противоречие достигает своего апогея в сцене на Голгофе. 

Мнение К. Еськова: 
Расхождения начинаются с характерной "мелочи". Иоанн с уверенностью свидетельствует: "Неся крест Свой, Он взошел на место, называемое Лобное, по-еврейски Голгофа" (Ин 19:17). Синоптики же в один голос утверждают, что крест Спасителя нес некий Симон-Киринеянин, причем сообщают об этом человеке вполне проверяемые биографические данные - "отец Александров и Руфов" (например, Мр 15:21). Тут уже не воспаришь к специфике "Слова-Логоса" и не вывернешься казуистикой типа: "оба правы, но каждый по-своему"; надо отвечать честно - кто перепутал? 


Вместе с тем, Иоанн описывает беседу с умирающим учителем, также в его описании присутствует мать Христа. И опять же у Синоптиков нет упоминания ни о матери, ни о любимом ученике Христа.

К. Еськов задает себе такой вопрос: 

Человек, распятый между двумя разбойниками в полдень четырнадцатого числа весеннего месяца нисана - был ли он в действительности тем же самым, что шестью днями ранее въехал в Иерусалим под клики "осанна"? 

И тут же дает на него ответ:

Если отраженный Иоанном разговор с матерью и учеником действительно имел место - то да, несомненно. А вот если на Голгофе не происходило ничего сверх того, что с такой скрупулезностью описано Синоптиками, то извините: на среднем кресте мог висеть кто угодно. Может быть, такой же разбойник, как и два других; может быть - партизан-зелот. Достаточно лишь допустить, что римские власти пожелали, в собственных интересах, усилить позиции возглавляемой Иисусом секты, а он вступил с ними в сделку ("цель оправдывает средства") - и во всей истории с воскресением практически не останется темных мест. Тогда, кстати, становится понятной роль эпизода с облачением Иисуса в багряницу (красный военный плащ) - после суда, но до бичевания и восхождения на Голгофу (например, Мр 15:7-20). В одежду, снятую с Иисуса, нарядили после бичевания другого человека - того, которому и предстояло занять место на среднем кресте.



Но если остановиться на этой версии, то Иисус лишается права на "презумпцию честности", которой автор изначально наделил всех участников этой истории. Итак, выходит, что Синоптики описывали то, что видели, а Иоанн, писавший несколько позже свою версию жизнеописания Христа - "подкорректировал" некоторые события, придавая образу Христа реалистичность.