Ответы и объяснения

2014-04-14T20:03:43+04:00
  "Порги и Бесс" является не только первой в истории США национальной оперой, но и принадлежит к десятке лучших музыкальных произведений XX в.     В основу либретто, написанного старшим братом Гершвина Айрой в соавторстве с Дюбозом Хейвордом, лег довольно популярный в то время роман Дюбоза и Дороти Хейворд — «Порги».     Авторы первоисточника ярко и правдиво изобразили жизнь бедных афроамериканцев, живущих в убогих лачугах Кэтфиш-Роу. Образ калеки Порги списал Хэйворд с нищего безногого афроамериканца, которого часто встречал по дороге на работу, когда тот разъезжал по улицам в тележке, запряженной козой. Жители Чарлстона знали несчастного под кличкой Козлиный Сэмми.     Главные герои книги — добрые, хорошие люди, которые, однако, обречены на страдания в современном мире. Это глубоко гуманистическое произведение взывало к сочувствию и пониманию, вызывая сострадание к судьбе героев у читателей.     Роман Хэйворда поразил Джорджа Гершвина с первых страниц. Он сразу почувствовал удивительную силу поэтических образов. Непроизвольно в голове композитора стали возникать мелодии на тему «Порги».     Не долго думая, Гершвин написал Хэйворду письмо, в котором сообщил о намерении сочинить оперу на его сюжет. Писатель эту мысль одобрил.     Уже через неделю они встретились, чтобы лично обсудить будущую оперу. Идея захватила художников, но большая загруженность обоих помешала сразу приняться за работу.     Описанная встреча произошла в 1926 г., и лишь в 1935 г. оперу «Порги и Бесс» услышали зрители.     Публика приняла новую оперу с еще большим энтузиазмом, чем прежние сочинения Гершвина. Четверть часа гремели аплодисменты, и не смолкали восторженные возгласы. Все без исключения бостонские критики восхищались драматическим и мелодическим даром композитора, а Элинор Хьюгес назвала «Порги и Бесс» народной оперой.     «Вот, наконец первая настоящая и вполне американская опера», — резюмировала критика.      С самого начала своего триумфального шествия по оперным сценам Америки — сперва в Бостоне, затем на Бродвее — она неизменно остаётся в современном оперном репертуаре.