Ответы и объяснения

2014-04-11T16:54:31+00:00
ЖАВОРОНОК Когда вы умолкнете и выберете несколько минут, чтобы выслушать мой рассказ, окликните меня, и я вам все объясню. Вы мне сами скажете, когда можно будет начать. Так вот. Кто не заслушивался трелями жаворонка? Навер­ное, каждый когда-то в своей юности радостно выходил с пер­вым лучом из дома, шел заросшей межой за село, любовался окрестностями, вдыхал запахи некошеной травы и видел, как сквозь сетку легких утренних облаков брезжут солнечные лучи, как колеблется от дыхания ветра стебелек с еще не высохшей росой, а где-то вблизи курлычет ручей, совсем неслышный в иное время. Широко стелется поле, колышется рожь, и эти просторы не измерить, не охватить взором. И вдруг где-то над головой у вас раздастся нежный и звон­кий голосок, он слышится все яснее, и, если вы постараетесь всмотреться в высь, вам удастся рассмотреть крошечную серую птичку. Это не кто иной, как жаворонок. Так вот, где же зиму­ет этот крохотный степной певун? Оказывается, жаворонки проводят зиму в прибрежных ка­мышовых зарослях огромного степного озера Маныч-Гудило, которое лежит на границе Калмыкии, Ростовской области и Ставропольского края. А узнал я об этом во время своих скита­ний по Калмыкии. Когда слышишь от других, как они ездят по не укатанной после дождей дороге, может создаться впечатление, что успех будет зависеть от твоего искусства примениться к трудным ус­ловиям путешествия. Но все это гораздо сложнее. Окрестности давно обезлесели, обезлюдели, и мысль, что ты один в своем пути, может обезумить и устрашить кого угодно. В каж­дой кочке тебе чудится не кто иной, как шакал, не раз ты огляды­ваешься в надежде увидеть что-нибудь ободряющее. Но вокруг пу­стые, безлюдные места, и ничто иное не остановит твой взгляд. После долгого пути я обессилел, почувствовал недомогание, уже несколько ночей я недосыпал, а до места надо было доби­раться еще долго. Мне нездоровилось, и я решил отдохнуть. Я расположился на берегу озера. Мне удалось кое-как пост­лать себе под бок сухого камыша и прилечь. И вдруг мне чу­дится, что я в родных местах. Лежу в душистом сене, мне дрем­лется, а надо мной щебечет, заливается жаворонок. Я опомнился. Что же это — бред? Этого еще недоставало! Я приоткрыл глаза и обозрел невеселую местность. Запаха сена как не бывало, но пенье жаворонка не прекращалось. Мне все еще не верилось, что это был наш родной, степной певун, но впоследствии я мог в этом убедиться много раз, пото­му что еще долго пришлось пребывать у озера Маныч-Гудило.