Ответы и объяснения

2014-04-07T17:27:19+00:00
Обстановка кабинета воспроизведена такой же, какой она была при жизни поэта в Михайловской ссылке. В центре небольшой комнаты стоит письменный стол. На нем – стопка книг, листы, исписанные стремительным почерком поэта. Рядом с подсвечником на четыре рожка - ножницы для снимания нагара со свечей, в металлическом стакане- гусиные перья, рядом с чернильницей – песочница. Между окнами – наполненный книгами шкаф, на противоположной стене висит полочка, тоже заставленная книгами. Напротив письменного стола, у стены, стоит диван, у противоположной стены – деревянная кровать с пологом. Неподалеку от дивана, в углу, туалетный столик, в другом углу, у камина, на полу – огромные трубки с чубуками для курения. На полу – большой, почти во всю комнату ковер. 
А. С. Пушкин долго привыкал к Михайловскому дому. Рассуждал: а зачем ему, в сущности, все эти хоромы?. . Еще в лицее он понял великое таинство уединения, “жития в пещере”, и где бы он ни был, он жил в “скромной келье”, в одной комнате – в Петербурге ли, Кишиневе, Одессе, в гостинице или трактире. В одной комнате он чувствовал себя как-то собраннее, крепче. В ней все под руками, все только нужное. Нет, никогда, никогда не станет он жить в хоромах! Никогда и ни на что не променяет он свою каморку-норку, свою “пещеру”, светелку с заветным сундучком-подголовничком, дорожной лампадкой, чернильницей и верным кожаным баулом! 

После отъезда родителей, прежде чем окончательно устроить свой кабинет, он долго присматривался к дедовским покоям. Сперва ему понравилась комната в центре дома, где когда-то было ганнибалово зальце с портретами предков. Стеклянные окна и дверь в сторону Сороти вели на балкон, откуда открывался чудесный вид на окрестности. Но комната была проходной и ветхой, штофные обои клочьями свисали со стен, и кругом под штофами клопы.. . Остановился на большой светлой комнате, выходящей окнами на юг, во двор, на гульбище, цветники. Здесь было весело, солнечно. Вся усадьба видна была как на ладони. Все нужное рядом. Большой хороший камин. Чуланчик. Что еще надо? Вышел вызвать дворовых, старосту, крикнул няньку. Началось переселение вещей. Вещи упирались, как зажившиеся родственники. Не лезли в дверь. Хозяин громко командовал, хохотал. Еще приказывал: “ В собственной нашего высокородия апартамент поставить: книжных шкапов – два, канапей – один, туалет – тож, кресел – четыре. Кровать поставить в углу, завесив ее пологом, который приказано найти незамедлительно. Дорожный баул – под диван, ящик с пистолетами и книгами не трогать под страхом отправления в крепость”. 

Оставшись один, раскрыл портфель, шкатулку, вынул помятую мелочь и стал размещать ее в кабинете. Стали на свои места портреты Жуковского, Байрона, “столбик с куклою чугунной (статуэтка Наполеона) , табачница, подсвечник, чернильница, “черная тетрадь”, болван для шляпы. 

Подвинув кресло к окну, забрался на него с ногами, свернулся калачиком, оперся локтями на подоконник и уставился во двор: “ Господи, а здесь все же ничего! Но боже мой, боже, угодники и святители, неужели мне суждено жить здесь долго? А вдруг вечно? До конца жизни? 

Нет! Нет! Нет! ” Встал, открыл ящик с пистолетом, подошел к окну, взвел курок, прицелился в небо и бабахнул. 

С вершин деревьев слетела стая ворон.