Ответы и объяснения

Лучший Ответ!
2014-02-04T19:36:30+04:00
К 1800 г. до н. э. Месопотамия превратилась в грандиозный цветущий, заботливо ухоженный сад. Так как старые города с трудом приспосабливались к хозяйственной независимости, то новые способы ведения хозяйства способствовали укреплению торговых центров, таких, как Вавилон. Первые правители небольшого царства Вавилона вели осторожную политику, заключая союзы с сильными соседними государствами – Ларсой, Исином, Мари, причём точно выбирали наиболее выгодного партнёра. Так, первая пятёрка Вавилонских царей смогла значительно расширить свои владения, но он ещё не достиг уровня союзников.

Положение меняется, когда к власти приходит шестой царь Вавилона – Хаммурапи, который был одним из величайших политиков древности. Он управлял Вавилоном с 1792 по 1750 г. до н.э. Взойдя на трон небольшого царства, расположенного в среднем течении Евфрата, Хаммурапи закончил свои дни повелителем огромного по тогдашним меркам государства, включавшего в себя основную часть Двуречья. Нередко, даже не прибегая к использованию собственных войск, но используя продуманную систему политических союзов, он смог разгромить самых сильных своих противников, впрочем, и союзников тоже. Таким образом Вавилонский царь расправился со своим главным союзником – царем северного государства Мари, которого звали Зимри-Лим.

После объединения страны Хаммурапи пришлось решать очень сложные задачи. С одной стороны – чтобы его владения не распались на отдельные области, как это было, власть царя должна быть могущественной. Однако, с другой стороны, Хаммурапи не мог отбирать у крестьян земли, собирать ремесленников в царские масткрские, вновь создавать крупные царские хозяйства. Действия такого рода привели бы к моментальному упадку страны – люди успели привыкнуть к относительной свободе, самостоятельности, к доходам от рыночной торговли. Но мудрый Хаммурапи нашёл приёмы, позволяющие царю управлять деятельностью подданых, став автором самого известного на Древнем Востоке сборника законов, названного историками «Кодексом Хаммурапи». 

В 1901 – 1902 гг. Французские археологи раскапывали развалины города Сузы, на протяжении многих веков являвшегося столицей государства Элам, восточного соседа древней Вавилонии. Вдруг лопата одного из работавших ударилась о какой-то камень. Очень осторожно, чтобы не попортить интересный предмет, удалили слой земли и извлекли сначала один, а впоследствии втрой и третий куски каменного столба. Учёным сразу врезались в глаза надписи и изображения, вырезанные на гладко вышлифованной поверхности чёрного камня искусным резщиком. Пришлось приложить огромные усилия для того, чтобы почти полностью, за исключением нескольких трещин и выбоин, составить и тщательно склеить драгоценные для науки обломки – закруглённый базальтовый столб, высотой в 2 м.

На лицевой стороне наверху были вырезаны две рельефные мужские фигуры с внушительными окладистыми бородами и в длинных одеждах, исподающих Дорога самых пят. Один из этих старцев восседал на троне. Его голова была увенчана высоким остроконечным тюрбаном, а в правой, протянутой вперёд руке он держал коротенький жезл и большой круглый браслет. Другой стоял перед троном в подчительной позе. Под изображением шла огромная надпись причудливыми клинообразными знаками.
большего, чем его предшественники или цари других стран – он первый создал законы, пусть несправедливые и лестные (да почти такие же, как и сейчас!), но законы.
2014-02-04T19:36:49+04:00
Лет, наверно, двадцать пять назад я два или три раза слышал от Бориса Степановича Рябинина байку о том, как он разговаривал с каким-то крупным канадским чиновником, занимающимся проблемами леса. “А у вас в Канаде браконьеры есть?” — спросил собеседника Рябинин. “Да, к сожалению есть, — сокрушенно ответил чиновник (рассказчик очень выразительно воспроизвел его тон). — В прошлом году было два случая...” Борис Степанович любил повторять эту байку, потому что она неизменно производила ошеломляющее впечатление на слушателей: у нас-то в ту пору случаи браконьерства исчислялись тысячами. Думаю, сейчас их меньше не стало, да, кажется, это уже мало кого волнует: хищническое разграбление природы приняло такие масштабы, что не только какой-нибудь дядя Федя, незаконно подстреливший из старинной берданки утку до открытия охотничьего сезона, но и большой начальник, гоняющийся за лосем на вер Гуадалахара и Куэнка. Его главный в