Ответы и объяснения

2014-01-04T20:52:15+04:00
До конца 1540-х годов русская политика по отношению к Казанскому ханству не имела территориально-завоевательного характера.
В конце 40-х годов русское правительство приходит к мысли о включении Казанского ханства в состав русского государства. 
Корни завоевательных замыслов против Казани таились в сфере религиозного фанатизма. Духовенство, бывшее самой образованной частью русского общества, тяжелее всего переживало гнет татарского ига и больше всего скорбело о нем в проповедях, поучениях, летописях, житиях и прочих произведениях своей мысли, несмотря на то, что в материальном отношении духовенству жилось при татарах сравнительно легко. Для духовенства казанцы были теми же ненавистными "безбожными", "погаными" татарами, которые наложили на русских татарское иго, и как только русский народ почувствовал свою силу, в среде духовенства возникла мысль о мести и о борьбе с иноверцами-мусульманами. Поэтому не удивительно, что первый открытый намек на завоевательную политику послышался из уст главы русского духовенства, митрополита Даниила, который в 1523 году сказал, что "великий князь всю землю казанскую возьмет". 
Русское правительство прислушалось к тому, что ему было подсказано духовенством, и через 25 лет эти слова стали очередной программой русской политики. 
Цитата: "…Макарей митрополит да владыка Крутицкий Савва с своим собором приехали в Володимер, и царя великого князя Ивана Васильевича митрополит благословил на земское дело итти, на клятвопреступников Казанцев… " (Царственная книга)
К 1547-1549 годам относятся политические проекты Ивана Пересветова, которые легли в основу государственной деятельности Ивана IV. В области внешней политики И. Пересветов, тесно связанный с правительством митрополита Макария, требовал завоеваний. Казанское царство казалось Пересветову "подрайскою землицей, всем угодною", и он весьма цинически заявляет, что "таковую землицу угодную" следовало бы завоевать, даже если бы она с Русью "и в дружбе была". А так как казанцы, кроме того, и беспокоили Русь, то значит, и предлог есть отличный, чтобы с ними расправиться. 
Писатель XVI в. за 300 лет безжалостно разбил ту, хорошо нам знакомую, историческую схему, которая из интересов государственной обороны делала движущую пружину всей московской политики: уже для Пересветова эта "государственная оборона" была просто хорошим предлогом, чтобы захватить "вельми угодные" земли". 
Завоевательная политика была результатом совпадения интересов дворян-помещиков, духовенства и торгово-промышленного капитала. Эта политика была впервые сформулирована И. Переесветовым, на долю которого выпадает честь считаться изобретателем русского империализма, осуществление же этой программы было проведено в жизнь правительством митрополита Макария. Руководитель правительства - фанатик, в 1536 году крестивший в Новгороде и Пскове татарок, сидевших в тюрьме, консерватор, председательствовавший на Стоглавом соборе, который укрепил реакционное направление в русской церкви, патриот, провозгласивший русского государя царем, пошел навстречу завоевательным проектам, автор которых совсем не был фанатиком, и программа И. Пересветова была принята правительством митрополита Макария, как в общем, так и в деталях. Трудно поэтому смотреть на челобитные И. С. Пересветова только как на памфлет - как думают обыкновенно: серьезность, с которой отнеслось правительство к этим проектам заставляет видеть в них не памфлет, а деловую программу. 
А Астраханское Ханство Иваном Грозным завоевано не было, ибо сдалось без сопротивления. На этом фоне празднование, например, башкирами 450-летия «добровольного вхождения» выглядит по меньшей мере смешно… ибо не добровольно это было…