Образ Петра Гринева(Петруши) и образ Маши.
В повести А.С.Пушкина "Капитанская дочка".
Можно вкратце:)

1

Ответы и объяснения

2013-10-21T14:38:25+04:00
Маша – человек сильной воли. На ее долю выпадают тяжелые испытания, и она с честью их выдерживает. И вот еще одно. Гринева забирают в тюрьму. И эта скромная, застенчивая девушка, оставшаяся без родителей, считает своим нравственным долгом спасти Гринева. Марья Ивановна едет в Петербург. В разговоре с императрицей она признается: «Я приехала просить милости, а не правосудия». По словам Д.Благого, во время встречи Маши с императрицей «по-настоящему раскрывается нам и характер капитанской дочки, простой русской девушки, в сущности, без всякого образования, нашедшей, однако, в себе в необходимую минуту достаточно «ума и сердца», твердости духа и непреклонной решительности, чтоб добиться оправдания своего ни в чем неповинного жениха»2.Поначалу Петруша -В Петруше Гриневе как бы соединились доброе, любящее сердце его матери с большой внутренней честностью, прямотой, смелостью - качества, которые мы уже видели в его отце и которые последний еще более укрепил в нем своим твердым прощальным напутствием: «Служи верно, кому присягнешь; слушайся начальников; за их лаской не гоняйся; на службу не напрашивайся; от службы не отговаривайся; и помни пословицу: береги платье снову, а честь смолоду». Присущая Петруше доброта проявилась и в щедром подарке вожатому заячьего тулупа - случай, который неожиданно сыгран такую решающую роль во всей его дальнейшей судьбе,-и в острой жалости к несчастному, зверски изуродованному царским «правосудием» башкирцу. Его доброта проявилась и во многом другом; например, в том, как он бросился на выручку захваченному в плен Савельичу. беспечный и легкомысленный помещичий сынок, бездельник-недоросль, почти под стать фонвизинскому Митрофану, мечтающий о легкой, исполненной всяческих удовольствий жизни столичного гвардейского офицера. в Белогорской крепости и позднее Петр Андреевич Гринев доказал свою верность заветам отца, не изменил тому, что считал своим долгом и своей честью, как бы ни было самое понятие чести и долга определено и ограничено его классовыми, дворянскими предрассудками.