Ответы и объяснения

2013-10-18T19:30:24+04:00
Дуб (690 кг/м3) живет в среднем 1000 лет. Диаметр ствола может превышать 2 м. Чем больше возраст дерева, тем выше качество его древесины.
Из древесины дуба наши предки возводили срубы колодцев — вода в них не "цвела", была студеной и чистой. В нехитром крестьянском хозяйстве считались самыми лучшими дубовый стол, дубовая ступа. Из дуба гнули ободья, полозья, делали бочонки, кадки, дежки. Сваи в реку тоже забивали дубовые. Одним словом, дуб не был подвластен времени — не гнил в воде, его не "брал" шашель, не портили ни ветер, ни солнце.

О ценности древесины говорят дошедшие до нас исторические сведения. Если за заповедное дерево какой-либо породы при Петре I налагался штраф 10 рублей, то за дуб порубщик подвергался смертной казни. В 1719 г. рубить дуб было запрещено по всей Руси.
Древесина ядра дуба мертвая и заполнена особыми ядовитыми веществами — тилами, которые как бы консервируют древесину, предохраняя ее от поражения гнилью. Наиболее ценная древесина находится ближе к сердцевине: она не коробится и не растрескивается. Цвет ядра — от светло-до темно-бурого, заболони — желтовато-бурый. Заболонь узкая — 8-10 годичных слоев.

Мелкие сосуды в поздней части годичного слоя расположены радиальными рядами. Сердцевинные лучи сильно развиты и хорошо видны на всех разрезах. Древесина очень прочна, режется с трудом. Склонна к растрескиванию. Хорошо гнется. Имеет красивую крупную текстуру. Легко окрашивается, морится до черного цвета. В комлевой части крупных деревьев встречается свилеватость. В сочетании с радиальным распилом текстура такой дубовой доски очень красива. В обработке резцом хрупка, требует твердого и острого инструмента и осторожности, хорошо выдерживает крупную резьбу. Мелкие профили из дуба невыразительны. Для столярных изделий необходимо использовать дуб в возрасте 150 — 200 лет. Торец дубовой доски темнее пласти, это необходимо учитывать при выборе типа соединения, выходящего на лицо.
2013-10-18T19:31:36+04:00
В нашем дворе есть дерево - березка. Растет она здесь со времени завершения строительства дома. Когда-то я безразлично проходила мимо это дерево. Но однажды зимой я вдруг изумленно остановилась перед березкой. Я будто впервые увидела ее роскошную крону. Она напоминала большую серо-розовую тучу из ажурного переплетения тоненьких веточек. Я долго смотрела на ветви, и мне стало легко и весело, радостно, я будто овладела какой-то тайной. Мой взгляд перебегал из ветви на ветвь. Было интересно странствовать взглядом по кроне. Там, в кроне, суетились птицы. С ветвь на ветвь перепрыгивали синицы, и, разумеется, галдели вездесущие воробьи. Вот сорока примостилась и начала раскачиваться на ветви. Несколько раз она тревожно застрекотала, но птичий народ не обратил на нее внимания, и она, обидевшись, перелетела на соседнее дерево, откуда начала наблюдать за птицами, которые сидели на березе, изредка по-своему комментируя свои впечатления.

Из того времени я часто останавливаюсь возле этой птичьей «беседки», любуюсь ею и мысленно говорю ей: «Бывай здоровая, березка». Конечно, красивая моя березка и весной, и летом, и осенью. Осенью она красивая, как никогда. Щедро сыпет березка на землю медные листы. Я поднимаю его, будто монетки, и не спешу расставаться с этим странным ценным подарком. Березка даже стала моим другом, ей я могу поведать свои мысли и желание.