Ответы и объяснения

2013-10-18T20:45:20+04:00

Жил-был старик со старухой. Пришел час: мужик помер. Осталось у него семь сыновей-близнецов, что по прозванию семь Симеонов.Вот они растут да растут, все один в одного и лицом и статью, и каждое утро выходят пахать землю все семеро.Случилось так, что тою стороною ехал царь: видит с дороги, что далеко в поле пашут землю как на барщине — так много народу! — а ему ведомо, что в той стороне нет барской земли.Вот посылает царь своего конюшего узнать, что за люди такие пашут, какого роду и звания, барские или царские, дворовые ли какие, или наемные?Приходит к ним конюший, спрашивает:— Что вы за люди такие есть, какого роду и звания?Отвечают ему:— А мы такие люди, мать родила нас семь Симеонов, а пашем мы землю отцову и дедину.Воротился конюший и рассказал царю все, как слышал. Удивляется царь.— Такого чуда не слыхивал я! — говорит он и тут же посылает сказать семи Симеонам, что он ждет их к себе в терем на услуги и посылки.Собрались все семеро и приходят в царские палаты, становятся в ряд.— Ну, — говорит царь, — отвечайте: к какому мастерству кто способен, какое ремесло знаете?Выходит старший.— Я, — говорит, — могу сковать железный столб сажон в двадцать вышиною.— А я, — говорит второй, — могу уставить его в землю.— А я, — говорит третий, — могу влезть на него и осмотреть кругом далеко-далеко все, что по белому свету творится.— А я, — говорит четвертый, — могу срубить корабль, что ходит по морю, как посуху.— А я, — говорит пятый, — могу торговать разными товарами по чужим землям.— А я, — говорит шестой, — могу с кораблем, людьми и товарами нырнуть в море, плавать под водою и вынырнуть где надо.— А я, — вор, — говорит седьмой, — могу добыть, что приглядится иль полюбится.— Такого ремесла я не терплю в своем царстве-государстве, — ответил сердито царь последнему, седьмому Симеону, — и даю тебе три дня сроку выбираться из моей земли куда тебе любо; а всем другим шестерым Симеонам приказываю остаться здесь.Пригорюнился седьмой Симеон: не знает, как ему быть и что делать.А царю была по сердцу красавица царевна, что живет за горами, за морями. Вот бояре, воеводы царские и вспомнили, что седьмой Симеон, мол, пригодится и, может быть, сумеет привезти чудную царевну, и стали они просить царя оставить Симеона.Подумал царь и позволил ему остаться.Вот на другой день царь собрал бояр своих и воевод и весь народ, приказывает семи Симеонам показать свое уменье.Старший Симеон, недолго мешкая, сковал железный столб в двадцать сажон вышиною. Царь приказывает своим людям уставить железный столб в землю, но как ни бился народ, не мог его уставить.Тогда приказал царь второму Симеону уставить железный столб в землю. Симеон второй, недолго думая, поднял и упер столб в землю.Затем Симеон третий влез на этот столб, сел на маковку и стал глядеть кругом далече, как и что творится по белу свету; и видит синие моря, на них, как пятна, мреют корабли, видит села, города, народа тьму, но не примечает той чудной царевны, что полюбилась царю. И стал пуще глядеть во все виды и вдруг заприметил: у окна в далеком тереме сидит красавица царевна, румяна, белолица и тонкокожа: видно, как мозги переливаются по косточкам.— Видишь? — кричит ему царь.— Вижу.— Слезай же поскорее вниз и доставай царевну, как там знаешь, чтоб была мне во что бы ни стало!Собрались все семеро Симеонов, срубили корабль, нагрузили его всяким товаром, и все вместе поплыли морем доставать царевну по-за сизыми горами, по-за синими морями.Едут, едут между небом и землей, пристают к неведомому острову у пристани.