Ответы и объяснения

2013-09-18T11:39:01+04:00
А.И.Казанский, А.К.Казанская, Н.А.Сундуков 

В 1914 году стачечное движение в Москве приняло массовые размеры. За шесть с половиной месяцев 1914 года в стачках участвовало 240 тысяч рабочих. 23 февраля (8 марта по новому стилю) 1914 года в Москве впервые был отмечен Международный день работниц. 

Начавшаяся империалистическая война ослабила рабочее движение. В Москве в первые дни войны большевистские организации подверглись разгрому: многие товарищи были арестованы, иные высланы или мобилизованы в армию. На фронт ушло до 40% московских рабочих, среди которых была наиболее активная и передовая часть. В то же время война ускорила процесс революционизирования пролетариата. Рост дороговизны, разруха, голод, ухудшение экономического положения вызывали возмущение рабочих. 

Московские капиталисты перешли в наступление. Они завели «черные списки». Рабочий, попавший в «черный список», числился смутьяном, забастовщиком, ему везде отказывали в работе. Рабочий день на заводе продолжался 11—12 часов и более. Рабочие задыхались от пыли и грязи. Отсутствие охраны труда и техники безопасности приводило к несчастным случаям. Заработная плата, и так незначительная, уменьшалась штрафами. Рабочих штрафовали за неисправную работу, за прогул, больше всего за «нарушение порядка». 

Совершенно обесценен был женский труд. Месячный заработок женщины был намного меньше заработка мужчины. Дороговизна жизни обостряла нужду рабочего класса. Рабочие обязаны были покупать продукты и товары в фабричных лавках, где часто продавали недоброкачественные товары, обманывали и обвешивали покупателя. 

Положение рабочих продолжало оставаться таким же тяжелым, как и в XIX веке. Рабочие по-прежнему жили в казармах, спали в грязных, переполненных комнатах, часто на полу. Тут же находились дети. После изнурительного рабочего дня рабочий не мог отдохнуть. Он обязан был в определенное время ложиться спать, в определенное время выходить за ворота казармы. 

В казарме запрещалось читать газеты; читающие их брались на учет как «подозрительные». Здоровье рабочих не интересовало заводчиков и фабрикантов. Медицинская помощь была организована очень плохо. Больничным лечением пользовалась лишь незначительная часть рабочих. Не обеспечена была и старость их. Государственной помощи старым рабочим и инвалидам не существовало. 

Резкий контраст с положением рабочих, живших на окраинах Москвы, представлял центр города, где жили дворянские семьи, фабриканты и заводчики. Здесь в благоустроенных многокомнатных домах имелись налицо все удобства: электрическое освещение, водопровод, канализация. «Отцы» города: Гучковы, Рябушинские не жалели народных средств на благоустройство центральной части города. Они богатели не по дням, а по часам, жестоко эксплуатируя рабочих. 

Особенно обогащались московские капиталисты во время империалистической войны. Война являлась доходным делом московских тузов. Прибыль владельцев Коломенского машиностроительного завода с 1913 по 1916 год увеличилась с 15 до 50 копеек на каждый рубль, или с 2275 тысяч до 7482 тысяч рублей. За те же годы чистая прибыль хозяев текстильной промышленности удвоилась, даже утроилась. Вот почему московские капиталисты и помещики были кровно заинтересованы в продолжении империалистической войны до «победного конца». Лозунг «защиты отечества» служил им прикрытием для грабежа народных масс. 

Положение рабочих становилось все хуже. В результате хозяйственной разрухи в Москве прекратили работу крупнейшие предприятия. Остановился завод «Динамо», завод в Рогожско-Симоновском районе. В январе и феврале 1917 года о неминуемой остановке заявили владельцы 73 предприятий, в том числе Бромлей, Лист и хозяева Прохоровской мануфактуры.