Ответы и объяснения

2013-09-15T14:24:46+00:00
Впервые мы видим Запорожскую Сечь глазами Остапа и Андрия, сыновей Тараса Бульбы. Сначала — предместье с кузницами, лавками, пекарнями, шинками, «...которое одевало и кормило Сечь, умевшую только гулять да палить из ружей». Потом — сама Запорожская Сечь, где по полю были разбросаны курени, которые напоминали отдельные государства. В каждом курене был свой атаман, свой запас провизии, свой кашевар. Несмотря на это все казаки подчинялись кошевому — атаману, «который выбирался из своих же запорожских казаков». Все важные вопросы решали сообща, на общем собрании. 
Прием в Сечь был прост — надо было сказать: «Верую в Христа, в святую Троицу» и перекреститься. На Сечи была церковь, куда казаки исправно ходили на службу, но о посте и слышать не хотели. 
Законов на Сечи было мало, но они были слишком жестокими. Если казак проворовался, украл какую-нибудь безделицу, это считалось позором для всего казачества. Казака привязывали к позорному столбу и клали возле него дубину....
остальное по ссылочке 
2013-09-15T14:24:47+00:00
В XVI веке на украинских землях западнее Днепра хозяйничала польская шляхта. Часть украинской знати приняла католичество, ополячилась, чтобы сохранить и увели­чить свои привилегии. Но простой люд упорно сопротивлялся, хранил язык, веру, обычаи предков. Опорой всем стремившимся к независимости была Запорожская Сечь — воль­ное казачество, обосновавшееся в низовьях Днепра на острове Хортица.За полверсты до Сечи находилось предместье, в котором жили кузнецы, кожевни­ки, крамари, люди всех наций. Предместье «одевало и кормило Сечь, умевшую только гулять да палить из ружей».Сечь состояла из шестидесяти с лишком куреней — военных подразделений, «кото­рые очень походили на отдельные, независимые республики». Куренями же назывались.. жилые помещения. Они были покрыты дерном или войлоком, обнесены небольшими земляными валами, возле некоторых были установлены пушки. Посередине Сечи рас­полагался майдан, где собиралась рада.В Сечи царил дух демократии. Между запорожцами были товарищеские отношения. Все важнейшие вопросы казацкой общины решались на обшей сходке — раде. На раде казаки выбирали кошевого атамана и старшину: судью, писаря, есаулов. В куренях избирали куренного атамана.Принимали в Сечь всех, кто сюда приходил. Никто не спрашивал у пришельцев, «откуда они, кто они и как их зовут». Кошевой, к которому они являлись, интересовался только, веруют ли пришедшие во Христа, ходят ли в церковь, и просил их перекреститься.Казаки не обременяли себя никаким вещами. Всё — «деньги, платья, весь харч, сала­мата, каша и даже топливо» — хранилось у куренного атамана, который «обыкновенно носил название батька».Законы общежития в этой своевольной республике были довольно суровыми. Воровство даже какой-нибудь безделицы считалось «поношением всему козачеству». Проворовавшегося привязывали к позорному столбу и дубиной забивали насмерть. Не платившего должника приковывали к пушке, где он сидел до тех пор, пока его не вы­купят. Страшная казнь полагалась за смертоубийство. Убийцу опускали в яму, поставив поверх него гроб с телом убитого, и заживо засыпали землей.Военному искусству в Сечи обучали во время боя. «Юношество воспитывалось и образовывалось в ней одним опытом, в самом пылу битв». Промежутки же между ними «козаки почитали скучным занимать изучением какой-нибудь дисциплины, кроме разве стрельбы в цель да изредка конной скачки». Все свободное от битв время «отдавалось гульбе — признаку широкого размета душевной воли». Это было какое-то беспрерывное шумное пиршество. Но когда наступало время битвы, «бесшабашные и веселые между сражениями» казаки преображались в «закаленных в битвах рыцарей», для которых дороже всего на свете боевые товарищи, вера во Христа, свобода и неза­висимость родной земли.Н. В. Гоголь восхищался Запорожской Сечью и был убежден, что только Сечь с ее республиканским строем формирует гордых, храбрых и вольнолюбивых казаков.