Ответы и объяснения

2013-02-22T16:29:41+00:00

...Встав с тяжёлой, после вчерашнего, головой, он почесал тестикулы и трусцой - вместо утренней зарядки - посеменил к погребу. В открытой только вчера четверти не только не осталось ни огурцов, ни рассола, но и сама банка была несколько нецелого вида. "Опять кум закусывал" - подумал Прохор, приподняв крышку кадушки, и, захватив изрядную жмень кислой капусты, отправил её в рот.
Однако тупо стучащие в висках молоточки предупреждали о необходимости вывести остатки вчерашнего перебора новой порцией раствора этанола. Мол, не примешь - хуже будет... И, вынув из под половицы купюру, Прохор засеменил в сельпо.
Ещё выходя из дома, заметил он пасущуюся в огороде парочку медведей.
- Блин! Развелось вас! - рявкнул Прохор, запустив в медведей одной из стоящих в дверях вчерашних чекушек. Медведям было не привыкать, и с занятой ими позиции на грядке, где предположительно сажалась морковь, они переместились на делянку, где теоретически должна была расти репа, и продолжили свои изыскания съестного. вступать с ними в дискуссию Прохору не хотелось - трезвые медведи с явной неприязнью поглядывали на помятого с бодуна крестьянина. "Ладно, хоть перепашут" - махнул рукой на оккупантов Прохор и целеустремленно двинулся в путь...
Впрочем, у самого магазина путь этот ему преградил вчерашний визави - кум. Он лежал на обочине на островке сравнительно сухой земли ровнёхонько посередине между двумя никогда не засыхающими лужами. Лужи эти рядом живущие сельчане гордо именовали "озёрами" и выпускали поплавать в них немногих выживших гусей, по их мнению символизирующих озёрных лебедей. Прохорова же кума, в состоянии любого опьянения даже ночью умудрявшегося безошибочно найти сухую перемычку между ними для ночлега, прозвали "Робинзоном".
Прохор хотел было обойти Робинзона стороной - постепенно возвращавшаяся память задела струнку - вчера тоже с того же началось. Но кум лежал в такой умоляющей позе, что пройти мимо Прохор не смог.
- Похмеляться бушь? - со всей возможной вежливостью, разбудив кума тремя ударами кирзового сапога в бок, спросил Прохор.
- А то! - не открывая глаз и ни на дюйм не изменив положения собственного тела, обрадованно ответип Робинзон...
- Кар? - ввязалась в разговор сидящая на ближайшей берёзе ворона.
- А кар всегда, молча, блин! - передразнил её Прохор.
- Во-во... -подтвердил голос с "острова".