Помогите пожалуйста написать сжатое изложение... заранее спасибо! Однажды зимой с телевизионных экранов Омска прозвучало обра¬щение врачей к зрителям: пострадавшему человеку срочно требова¬лась донорская кровь. Люди сидели в тёплых уютных квартирах, никто не знал о делах друг друга, никто не собирался, да и не мог контролировать человече¬ские поступки. Любой человек мог потом сказать: я не смотрел теле¬визор, я обращения не слышал. Но контролёр всё ж у большинства был. Высший нравственный контролёр — совесть. Но ведь и только! Да, и только. Но это «только», эта единственная избирательность и оказывалась главной в последующие минуты, когда человек начинал действовать. На трамваях, на автобусах, на такси (!) люди добирались до больницы. Дежурные медсестры выходили их встречать. За 30 ми¬нут в больницу приехало 320 человек. Пострадавший был спасён. Я захотел встретиться хотя бы с некоторыми из этих людей. Я за¬ходил в их дома, разговаривал, выясняя мотивы поступка, мучитель¬но подыскивал слова и ощущал, как не хватает этих слов не только мне, но и самим донорам... Я до сих пор чувствую неловкость тех бе¬сед, выяснений. Главное заключалось и заключается в том, что люди эти действовали, исходя из других мотивов. Нравственный долг - их главный, их основной мотив. Поступок этих людей - не яркая вспыш¬ка, а норма поведения, и выпытывать мотив действия, направленно¬го на помощь человеку, попавшему в беду, было воистину нелепо. На самом деле исследовать нужно в первую очередь нравствен¬ную атмосферу, обстановку, позволяющую воспитывать в людях по¬добное понимание чувства долга, подобную отзывчивость. Это дейст¬вительно необходимо, ибо важно, чтобы проявление гуманных свойств человеческой души стало для каждого естественной потреб¬ностью. Для каждого! С особой ясностью я помню лица моих давних собеседников в мо¬менты, когда их поступок многими журналистами характеризовался как подвиг. Нет, эти люди хорошо знали, что подвиг - одно, а выпол¬нение нравственного долга — другое. Журналисту это следовало знать тоже. Как и то, что каждый из этих людей, вообще каждый из этих людей, вообще каждый человек, способный преступить личное благо¬получие ради помощи другому человеку, способен и на гораздо боль¬шее. Именно такой человек не допустит столкновения, конфликта между личным интересом и интересом общественным. Одно начало берёт в другом. Большое — в малом, великое — в большом.

1

Ответы и объяснения

Лучший Ответ!
2013-01-23T17:53:11+00:00

Однажды зимой с телевизионных экранов прозвучало обращение врачей к зрителям: пострадавшему человеку срочно требова¬лась донорская кровь. Люди сидели в тёплых уютных квартирах, никто не знал о делах друг друга Любой человек мог потом сказать: я не смотрел теле¬визор, я обращения не слышал. Но контролёр всё ж у большинства был. Высший нравственный контролёр — совесть. На трамваях, на такси (!) люди добирались до больницы. Дежурные медсестры выходили их встречать. За 30 ми¬нут в больницу приехало 320 человек. Пострадавший был спасён. Я захотел встретиться хотя бы с некоторыми из этих людей. Я за¬ходил в их дома, разговаривал, выясняя мотивы поступка,Главное заключалось и заключается в том, что люди эти действовали, исходя из других мотивов. Нравственный долг - их главный, их основной мотив. Поступок этих людей - не яркая вспыш¬ка, а норма поведения, и выпытывать мотив действия, направленно¬го на помощь человеку, попавшему в беду. С особой ясностью я помню лица моих давних собеседников в мо¬менты, когда их поступок многими журналистами характеризовался как подвиг.  Журналисту это следовало знать тоже. Как и то, что каждый из этих людей, вообще каждый из этих людей, вообще каждый человек, способный преступить личное благо¬получие ради помощи другому человеку.

 

 

 

Не сильно сократила?)